12 АВГУСТА/ 2020
ПЕРСОНА

Мир олимпиад меня не отпускает

Проректор по международным программам и цифровым инновациям МФТИ, основатель Moscow Workshops и руководитель национальной сборной России на международной олимпиаде школьников по информатике Алексей Малеев о том, как детское увлечение математическими олимпиадами превратилось в профессию, об опыте работы с подростками и важности программирования в любых отраслях.

— Алексей, после окончания Московского физико-технического института вы остались работать в университете и меньше чем за десять лет стали проректором. Расскажите, как вы решили поступить в (МФТИ) и почему после защиты диплома не захотели оттуда уходить?


— Я родился в семье инженеров в Харькове, в перестроечный 87-ой год. Моим прадедом был Николай Петрович Трублаини – советский украинский писатель, который писал для детей и взрослых. К сожалению, он погиб в начале отечественной войны, поэтому о нем я знаю из его творчества и воспоминаний учеников. Для страны и каждой семьи это было явно не самое простое время, но детство — это всегда приятный период, поэтому у меня остались очень хорошие воспоминания от того советского Харькова, в котором я рос. Во многом те воспоминания связаны с кружком по математике «Эврика», куда меня отдали родители еще до школы: во время занятий мы решали задачи и готовились к олимпиадами по математике. До седьмого класса я ходил в самую обычную школу около дома и занимался в кружке, а затем меня перевели в физмат-лицей, в очень сильный класс, где я также продолжил участвовать в олимпиадах и турнирах, правда, теперь не только по математике, но и по физике и информатике. Больше всего мне нравилось участвовать в так называемых "математических боях", в которых соревновались две команды из нескольких человек, и решали предложенные задачи, а затем вызывали друг друга на бой: одна команда предлагала другой решить задачу, и если решение было неправильным, авторы задачи должны были найти в решении ошибку. Бывало, что такие турниры длились больше недели.

К десятому классу я решил, что буду поступать в МФТИ. [Для поступления тогда требовалось сдать экзамены в самом университете: математику, физику и русский. Кроме того поступить можно было по олимпиаде: первую я написал на 17 баллов из 24, вторую — на 23 из 24 и поступил. Участие в второй олимпиаде "Физтех" мне не показалось очень сложным, но все-таки пришлось готовиться].


— Почему вы выбрали именно МФТИ?


— Несмотря на то, что я был призером республиканской олимпиады, и многие украинские вузы брали меня без экзаменов, никаких других вариантов кроме МФТИ я не рассматривал. После того, как я несколько раз приезжал в Долгопрудный, где расположен университет, участвовал в турнире физбоев, я даже не думал о том, что можно поступить куда-то еще. Родители меня поддержали.

В итоге я поступил на факультет управление прикладной математики в МФТИ, так как мне всегда нравились именно математика и программирование. Потом в университете был создан факультет инноваций и высоких технологий (ФИВТ), на который стали стягиваться базовые организации, занимающиеся компьютерными технологиями, и между 2 и 3 курсом я на него перевелся.

Еще на первом курсе увидел объявление старшекурсников, что они ищут студентов, которые готовы придумывать задачи для заочной факультетской олимпиады. И так как мне все еще нравился мир олимпиад, я предложил несколько задач, их взяли, и вскоре меня включили в студенческий совет. Перед публикацией заданий задачи проходили рецензирование у преподавателей, и Валерий Павлович Слободянин, заместитель декана, посмотрев задачи, попросил одну из них, мою, не публиковать и отложить для всероссийской олимпиады. Для меня, как для студента, это было очень приятно и почетно. Вскоре меня рекомендовали на должность начальника младших курсов — это куратор, который помогает первокурсникам адаптироваться в университете.
После окончания магистратуры, декан ФИВТ предложил мне стать его заместителем и заниматься набором, учебным процессом на младших курсах, взаимодействовать со студенческими организациями, и заниматься организацией олимпиад по информатике, которые только стали активно развиваться в нашем физтеховском сообществе. Это было очень приятно, но в то же время ответственно. В итоге пять лет я проработал на этой позиции.


— Не хотелось попробовать работать в другом месте?

— Я много общался с коллегами из других вузов, это часть моей работы, и очень важно для профессионального развития, смотрел на учебные процессы в других вузах, но если честно, желания уйти из МФТИ у меня никогда не было. К тому же первые результаты нашей деятельности появились достаточно быстро: благодаря удачном запуску программ по компьютерным наукам, поддержке базовых организаций, отечественных ИТ-компаний, ректора, общество стало воспринимать Физтех, как один из потенциальных лидеров и в этой сфере: на МФТИ стали приходить призеры Всероссийской и других олимпиад по программированию. Мне нравится работать с подростками, потому что они очень открытые и не боятся выражать свое мнение.

Я принимал участие в открытии нового направления подготовки, которое, в отличие от всех предыдущих направлений в МФТИ, не связано с физикой, — прикладная математика и информатика. Мы договорились, что сначала наберем только одну группу, но желающих было так много, что оперативно было принято решение в эту же приемную кампанию набрать сразу две. К нам пришло много талантливых ребят, и это очень было приятно.
Потом стали появляться первые выпускники, отзывы были очень хорошие. Система Физтеха с самого начала была заложена так, что большинство студентов во время обучения на старших курсах начинают встраивать в реальные проекты в различных организациях, а их дипломная работа — защита того, что они сделали в рамках этих проектов. Сначала такими организациями были конструкторские бюро, потом академические институты и академии наук, в 90-е годы появились рыночные технологические компании. На новом факультете собрались в качестве базовых организаций сильнейшие IT-компании: Яндекс, 1С и т. д. Сейчас к ним уже присоединились и Huawei, Сбербанк, Тинькофф банк и много других ведущих компаний.
Студенты и лекции слушают в офисах, и встраиваются в реальные проекты. Большинство потом остаются работать в этих компаниях. Для IT-сектора — это хорошая модель, потому что технологические компании, обучая студентов, сильно вкладываются. Время инженера-разработчика, исследователя и других специалистов, которые преподают, стоит дорого. Поэтому бизнесу невыгодно просто так вкладывать столько энергии, если те, кого они обучили, потом не будут у них работать. Но это все же не целевой набор, и жестких обязательств по устройству в конкретную компанию у выпускников нет. Кто-то выбирает другую компанию, кто-то открывает свои стартапы.

— Есть примеры успешных или известных компаний, которые создали ваши ученики?

— Последнее, чем мы всем гордимся, молодые выпускники стали долларовыми миллионерами, запустив и продав компании Snap свой стартап AI Factory. Его создал выпускник МФТИ Александр Машрабов вместе с Виктором Шабуровым и Григорием Ткаченко и занимался там не только технической частью, но и смог собрать отличную команду. Сначала Александр, будучи школьником, приезжал в Зимнюю компьютерную школу (сейчас – Moscow Workshops Juniors) — двухнедельный учебный лагерь в кампусе Физтеха, в котором обучаются сильные школьники, затем стал студентом и создал свою компанию.

— Это похоже на проект Moscow Workshops, которым вы руководите…


— Moscow Workshops действительно появился из Зимней школы: мы стали развивать этот проект, когда поняли, что у участников программы резко повышается уровень знаний, если на несколько дней «запереть» их вместе, чтобы они ни на что не отвлекались и занимались одним делом: программированием, физикой, математикой или чем-то еще. В какой-то момент в качестве преподавателей на несколько дней мы стали приглашать сильных выпускников, которые поднаторели в IT или в бизнесе.

Сначала Moscow Workshops был ориентирован на студенческую аудиторию, но потом мы поняли, что выросли из МФТИ, и стали проводить воркшопы в десятках городах по всему миру: от Владивостока до Карпина-Гранди (Бразилия). Для участников нашей программы — это хороший способ путешествовать и развиваться в профессии.

— Moscow Workshops напоминает олимпиады, которые вы так любите с самого детства. Что участие в таких форматах интеллектуальных соревнований дает его участникам?

— Это прежде всего дает человеку возможность самореализовываться: как правило, с первого раза выиграть не получится, так как есть более опытные ребята, но это возможность попробовать свои силы, найти единомышленников, путешествовать.
Обычно участники идут на олимпиаду не ради олимпиады или чтобы получить какой-то диплом — человеку хочется научится чему-то новому. Мне нравится формат, который исторически закладывался в Олимпийских играх, что в них участие принимают не профессионалы, а любители, на место которых постоянно приходят более молодые спортсмены. Так и у нас.

— Какие изменения в вашу работу внес коронавирус?


— Мы все понимаем, что мир уже не будет прежним: и в образовании, и в олимпиадах многое поменяется. Онлайн-форматы делают образование доступными и массовым, но, к сожалению, без очных программ для качественного обучения не обойтись.
Но благодаря коронавирусу мы нашли интересную нишу в онлайн-формате, и провели фестиваль RuCode с участием ведущих университетов по всей России. На этот двухмесячный фестиваль пришло около 13 тысяч участников из 80 субъектов России: мы начали с открытого курса по формату воркшопа, но в дистанционном формате, затем были соревнования по искусственному интеллекту и программированию, потом общественная публичная программа. Мы поняли, что дистанционный период позволил людям посмотреть по сторонам и попробовать заняться чем-то другим или тем, что им действительно нравится. Мы старались позиционировать себя не как элиту программирования, а как учебный фестиваль, в котором могли принять участия каждый.

Интересно, что, помимо школьников, к нам пришли и студенты, и люди 50+. Чтобы принять участие, нужно было показать какой-то уровень и иметь базовые знания в программировании. Сейчас мы думаем, как сделать так, чтобы принять участие в следующем фестивале мог любой желающий вне зависимости от уровня знаний.

— Насколько хорошо школьники разбираются в информатике в России? Со стороны кажется, что это еще «элитные» знания, которые недоступны каждому в силу отсутствия хорошего учителя в школе или способностей.

— К сожалению, он пока не очень высокий. Так как программирование — молодая отрасль, не хватает профессионалов: ни учителей, ни преподавателей в университетах, ни сотрудников на IT-рынке. Именно поэтому средняя зарплата в индустрии выше средней в несколько раз в любом регионе. Есть много компаний, которые пытаются запустить проект, у них есть деньги и идеи, но не хватает людей, чтобы их реализовать. Эту проблему мы и пытаемся решить, объяснить людям, что первые шаги не такие сложные, и не надо их бояться. В этом как раз и могут помочь дистанционные форматы обучения, например, для школьных учителей.

Доказательством того, что ничего сложного нет, являются наши школьники. Егор Лифарь, который, будучи семиклассником, попал в топ-4 лучших по России и представлял нашу страну на Международной олимпиаде по информатике. И он привез серебряную медаль, соревнуясь с ребятами, которые были на несколько лет его старше. Начинать программировать можно чуть ли не в начальной школе, в отличие от физики и химии, где нужны более сильные знания математики. В программировании много интуитивных знаний и конструктов, которые можно понять в маленьком возрасте.

— Вы рассказали как начать заниматься программированием, и тут возникает вопрос — а зачем?

— Это большое заблуждение, что изучать программирование нужно только для того, чтобы потом стать инженером-программистом. Хотя это, безусловно, очень интересная профессия, в которой ты видишь, как создаются новые продукты, ставишь задачи и реализуешь их.

Мир меняется, и цифра приходит в нашу жизнь: от умного дома и социальных сетей до работы. Так, при автоматизации процессов на производстве не нужно быть высококвалифицированным программистом, чтобы разбираться, как эти программы устроены и работают. Для людей, которые занимают руководящие позиции важно знать основы программирования, чтобы понимать, как можно развивать и автоматизировать свое предприятие в современном мире. Недавно сотрудник одного российского банка рассказал мне о текучке кадров, что, понятно, не очень выгодно для организации. Они с помощью искусственного интеллекта проанализировали, почему люди уходят быстро и почему остаются надолго. Оценив результаты, компания изменила требования к кандидатам на работу, и через девять месяцев увидели, что ключевой показатель у них улучшился на 30%. Но чтобы знать о таких возможностях программирования, нужно повышать свою квалификацию. Поэтому учиться программированию важно всем слоям населения.

— Нехватка специалистов – это только российская проблема?

— Важно, с кем сравнивать, то есть если брать в среднем по миру, то у нас с IT-образованием очень хорошо: есть компетентные преподаватели и сильные программы обучения. Реализация национальной программы в кадровой цифровой экономике может помочь нам занять ведущие позиции.

Если говорить про нашу позицию в мире среди разработчиков программ, то надо понимать, что есть компании разного уровня: те, кто создают продукт (Google, Facebook), а кто-то пишет решения под заказ и находится в этой цепочке чуть ниже.
В России есть сильные продуктовые компании, например, мы одна из трех стран в мире, помимо США и Китая, где используется отечественная поисковая машина — Яндекс. У нас есть классные заделы по распознаванию изображений и в беспилотном движении, антивирус Касперского — качественный продукт, который используют по всему миру. Наша IT-отрасль неплохо себя ощущает в мире.

Причем эта история не только про Москву и Санкт-Петербург, где расположены офисы самых крупных компаний, сильные IT-школы, бизнес есть и в Екатеринбурге, и во Владивостоке, и в других городах.




Автор интервью: Анастасия Тороп
Фото предоставлены героем интервью

Энциклопедия промышленности России