15 МАЯ/ 2020
Персона

Решения рождаются как музыка

Владелица кондитерской фабрики «Победа» Ольга Муравьева – о том, как начать с идеи честного продукта и стать системообразующим предприятием для региона и страны.
Никто в их семье никогда не занимался шоколадом. Открыть шоколадную фабрику в России, да еще в конце 1990-х было сродни безумству. «Но у меня ни разу, ни на одну секунду не возникало сомнения, что может не получиться», – говорит Ольга Эдуардовна.

- Что предпринимателю помогает верить в свое дело?

- Предприниматель сам по себе необычный человек: у него высочайшая готовность к риску. Он может загореться идеей, просто увидев возможность, и потом найти в себе силы воплотить идею в жизнь, даже если никто больше в это не верит.
В самом начале, когда мы монтировали первую производственную линию, приехали наладчики из Бельгии, зашли на фабрику и говорят: «Помещение красивое, но здесь же ничего нет. Вы уверены, что завтра будете разливать шоколад?» Я ответила: «Не волнуйтесь. Приезжайте завтра и все увидите». Они смонтировали линию для конфет и уехали. Мы за ночь завезли шоколад и емкости по 3 тонны каждая, которые купили в Европе для первой партии конфет. Все подключили и приготовили за ночь. Утром наладчики приехали запускать и не поверили волшебному превращению. Оказалось, что и шоколад есть, и емкости есть, и линия работает. Для них, европейцев, это было чудом из ничего.

- Как вы сейчас понимаете роль своей компании в России?

- Изначально мы создавали «фабрику честного шоколада». Именно так и формулировали. Мы открывались в 1999 году после тяжелейшего кризиса в стране. Всех волновало, как выжить, как справиться с рисками, а вовсе не сладости. И вдруг открывается фабрика, которая выпускает только натуральный шоколад. Это было необычным явлением. Люди нас приняли и поверили. С тех пор покупатель знает: что бы ни случилось, «Победа» живет и работает согласно своим принципам. Если вы видите наш логотип на упаковке, значит, это честный, вкусный и безопасный шоколад.
В апреле 2020 года формировались списки системообразующих предприятий страны, и «Победа» вошла в перечень. Нам бесконечно приятно осознавать, что у фабрики такая важная роль, и она признана на самом высоком уровне.

- Можете выделить самые важные технологические решения в истории своего производства?

- Дело в том, что само открытие фабрики оказалось большим шагом для нас. Мы не были производственниками на тот момент. Наша первая линия – всего 10 метров – выпускала 150 килограммов шоколада в час. Это очень мало, но на первых порах эта цифра впечатляла. Мы первыми в России заявили, что срок годности у шоколада может составлять 12 месяцев. По ГОСТу был 3 месяца.
Затем каждый год мы покупали новые линии, увеличивали производство. В какой-то момент поняли, что больше не помещаемся в стены фабрики – тогда мы занимали здание, построенное в 1917 году накануне революции именно как производственное. Мы его очень любим, называем домашней фабрикой, потому что сами восстановили из руин, и еще потому, что на ней росли наши дети. Но прошло время, и стены просто закончились, дальше расти некуда.
Начали строить вторую фабрику. Там первая, вторая, третья линии. Снова стены закончились. Строим третью очередь фабрики. Все это очень серьезные решения: строительство – весьма дорогой и сложный процесс. Но мы решились и ни разу не пожалели о принятом решении.

- Как вы разрабатываете продукцию и новые вкусы?

- Решения рождаются как музыка. Композиторы не сидят и не думают, что им сочинить, то же самое со вкусами. Бывает, я еду на работу и чувствую вкус, который должна срочно создать. Прихожу в лабораторию, начинаю смешивать вместе с технологами, объясняю мысль. Таким образом, появляется новый продукт. Идеи возникают и трансформируются в оригинальные вкусы, в конфеты или шоколад. У нас очень много новаторских решений. В кондитерской отрасли существует справочник рецептов, который был создан еще в советские времена. По нему работали все фабрики. А когда мы открылись, я сказала, что не хочу видеть этот справочник, нам нужно создавать свое, новое.

- Как технологи отнеслись к заявлению?

- У меня прекрасная команда. Когда мы открывали фабрику, шеф-технологу было 26 лет, главному инженеру 26, главному энергетику 28 и начальнику производства 28 лет. Вот такая прекрасная молодежная команда. Ни у кого не было сопротивления. Все горели так же, как и я. Хотели создавать что-то авторское, хотели выйти из жестких рамок, в которых заставляют работать.

- Что представляет собой ваше кондитерское производство сегодня?

- Сейчас в компании работает порядка 1100 человек. Ежедневно мы выпускаем 150 тонн продукции. Это достаточно большие показатели. Начинали со 150 килограмм, а сейчас 150 тонн. В пиковые моменты выпускаем больше. Например, зимой работают все линии, задействованы все возможности. Ежегодные показатели по выпуску мы стараемся увеличивать. Обязательно покупаем новые линии, монтируем новое оборудование.

- Какой продукт дался особенно сложно?

- Практически все придумывается легко, но воплощается сложно. Помню запуск вафель. Мы прочитали теорию, поехали учиться в Германию. Вернулись и начали печь. Но… не получается. Делаем вариант за вариантом, пробуем, выбрасываем. Ничего не нравится. Мы пекли четыре месяца и четыре месяца все выбрасывали. И вот как-то сидим на производстве, уже девять часов вечера. Вафли не выходят. Вдруг меня озаряет: «Слушайте, а что если с технологами пивоваренного завода поговорить? У нас же он рядом». Поехали, они посоветовали попробовать солод. Взяли солод, перемололи, добавили в тесто, и… получилось! Вафли стали хрустящими, вкусными, такими, как мы хотели все четыре месяца. Теперь конфеты с этими вафлями вы можете попробовать – это наши знаменитые «Птица счастья» и «Мишки в лесу».

- На производственных линиях вы ставите отечественное оборудование или закупаете его за рубежом?

- Я очень люблю работать с отечественными производителями, и если есть хотя бы минимальная возможность привлечь наших инженеров, то делаю это. К сожалению, пока в России выпускается очень мало подходящего нам по возможностям оборудования. В основном мы устанавливаем швейцарское, итальянское и немецкое. Это мировые лидеры по производству оборудования для шоколадной отрасли. Только так мы можем добиться высочайшего качества, например, измельчения шоколадной массы до восемнадцать микрон, которое обеспечивает мягкое таяние шоколада.
Но в этом году мы заключили контракт на поставку упаковочной машины с нашим отечественным производителем. Он пообещал скорость упаковки больше, чем у немцев и итальянцев, – 1500 штук в минуту.

- Кроме фабрики в России, у вас есть производство в Латвии. Какие особенности были связаны с этим стартом?

- Когда мы начали там работать, встретили определенные сложности. Другая страна, другие требования. В этой ситуации очень помог старший сын: он поехал в Латвию, жил в стране, следил за строительством. Вообще, благодаря решению открыться за рубежом, мы научились тесно взаимодействовать с властью, работать и общаться с людьми, которые не говорят на русском языке. Это определенно была новая ступень управления. Оказалось, что все возможно. Сейчас у нас на фабрике работают как русские, так и латыши, и мы все друг друга прекрасно понимаем. Фабрика вышла на хороший уровень, работает в две смены.

- Зачем вам понадобился этот шаг?

- Открытие производства в Латвии дало нам возможность выйти на европейский рынок. В целом, это было сложно, даже в какой-то момент опасно, но мы справились. И получили очень хороший опыт, благодаря которому, вернувшись в Россию, стали по-другому здесь работать.

- Как именно?

- Мы начали больше взаимодействовать с профильными министерствами, и они нас поддерживают. Раньше мы думали, что они живут отдельной жизнью и созданы точно не для нас, а для каких-то других, очень больших предприятий. Но оказалось, что работать с органами власти можно и нужно. И латышский проект нас этому научил.

- Помните тот момент, когда бизнес вырос настолько, что вы уже не знали большинство сотрудников лично?

- Очень долгое время я набирала на работу всех сотрудников сама. Первый отбор проводил отдел кадров, а затем обязательное собеседование со мной. Для меня это было очень важно, поскольку я искала не просто сотрудников, а членов команды. До сих пор дверь моего кабинета всегда открыта.
Конечно, тех, кто работает на удалении, в наших филиалах, я лично не знаю. И на фабрике в Латвии тоже есть сотрудники, с которыми не знакома. Когда я это осознала, поняла, что вот он – переход на новую ступень развития руководителя. Я рада, что коллеги вполне справляются с подбором персонала и созданием команды.
Недавно у нас было награждение, и оказалось, что 345 из 680 человек, работающих на фабрике в Егорьевске, трудятся здесь уже шестнадцать и более лет. Потрясающий показатель. Я даже попросила главу Егорьевского района приехать и каждого лично наградить медалью за старания.

- Производство шоколада в России: чем характеризуется этот рынок?

- Безусловно, у нас на рынке действуют крупные международные корпорации, которые диктуют и тенденции, и цены. Их продукция присутствует во всех сетях. Люди привыкают к постоянным брендам на полке. Кто-то считает, что это шоколад. Кто-то считает, что это не шоколад. Но тем не менее, крупные корпорации сильно влияют на формирование предпочтений.
К сожалению, это приводит к изменению восприятия традиционных изделий, к изменению их рецептур и вкусов. Конфеты, шоколад, к которым мы привыкли с детства, меняются, производители подстраиваются под рынок.
Мы, как и небольшое количество других отечественных производителей, учитываем текущее состояние отрасли, но при этом стараемся сохранять уникальность своего продукта.

- Вы ощутили влияние «корона-кризиса» на бизнес?

- Количество продукции, которую мы стали выпускать в это время, даже увеличилось. Мы получали срочные заказы от разных министерств и ведомств, от правительств Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. Они создавали специальные наборы для малообеспеченных и многодетных семей, и выбрали именно наш шоколад для наборов. Считаю, это очень высокая оценка нашего труда.
Кроме того, в сложное время фабрика поддержала врачей нескольких больниц Москвы, Егорьевска, Петербурга, Екатеринбурга, Ростова – мы отправили шоколад, чтобы поднять их иммунитет и боевой дух. «Победа» – социально ответственный бизнес. Своим примером мы показываем, что никто не должен оставаться равнодушным в кризисной ситуации, нужно помогать друг другу.

- Если бы вы могли изменить что-то в своей отрасли, что бы это было?

- Наверное, я бы создала фонд, с помощью которого бизнесмены могли поддерживать друг друга, инвестировать в проекты других отраслей и просто оказывать помощь.
А если говорить о законах, то хотелось бы добиться запрета на название «шоколад», если в составе продукта 5 % растительного жира.

- Кого из людей вы считаете истинным лидером?

- Мой кумир Стив Джобс. Человек начал с нуля и смог своей идеей заразить весь мир. Его разработки покоряют красотой, простотой и уникальностью.
Еще одним кумиром для меня является мой муж Виталий Муравьев. Я всегда равняюсь на него. Очень рада, что мы уже столько лет вместе, делаем все вместе, хотя у нас очень разный подход. Я занимаюсь стройкой, производством, разработкой новых продуктов. Виталий занимается стратегическим планированием, финансами, продажами и дизайном упаковки. Первый логотип «Победы» он рисовал своими руками дома.

- Кого из ярких людей в отрасли и стране вы отмечаете?

- Восхищаюсь Натальей Касперской, у которой четверо детей и великолепный быстро растущий IT-бизнес, Натальей Бакальчук, основательницей Wildberries, которая создала новую систему или даже отрасль продаж в России. Я очень люблю активных людей, особенно женщин.
А из нашей кондитерской отрасли у меня вызывает восхищение Денис Штенгелов и его компания «КДВ групп». Он работает на кондитерском рынке и на рынке снеков. Очень смелый, динамичный и позитивный конкурент.

- Какой вы видите свою миссию?

- Поскольку я не только предприниматель, но и многодетная мама, считаю, что моя миссия – приносить радость своей семье и всем людям, которые меня окружают.

Автор: Светлана Морозова
Фото предоставлены пресс-службой кондитерской фабрики «Победа»


Энциклопедия промышленности России